Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Никакой надежды на борщ

Никакой надежды на борщ

Фото:
Эмин Джафаров /
Коммерсантъ

|купить фото

Газета «Коммерсантъ» №122 от 15.07.2021, стр. 2

В июльском обзоре экономических трендов Банк России предлагает не ждать в ближайшие месяцы снижения инфляции. Она скорее стабилизируется — в наборе факторов, не зависящих прямо от денежно-кредитной политики (ДКП) ЦБ, присутствуют долгосрочные. Экономисты ЦБ рекомендуют и пересмотреть диапазон нейтральной ключевой ставки — возможно, после инфляционного всплеска 2021 года нейтральной должна считаться ДКП, соответствующая уровню ключевой ставки значимо выше 6% годовых. Предположений о сдерживании ростом цен экономической активности в обзоре ЦБ нет — вероятно, в него, по крайней мере пока, экономисты Банка России не верят.

Принципиально новых данных о характере инфляции в июне 2021 года и в целом во втором квартале отчет ЦБ «О чем говорят тренды» не содержит — его важность в том, что он отражает характер и логику текущих и краткосрочных будущих рекомендаций аналитической команды Банка России совету директоров ЦБ, принимающему решения по денежно-кредитной политике. В сравнении с комментариями представителей регулятора июньских решений по ключевой ставке обзор содержит более пессимистичные оценки будущего роста цен: экономисты Банка России утверждают почти без оговорок, что набор факторов, которые в ЦБ считают «немонетарными», и динамика монетарных агрегатов дают основания предполагать «скорее стабилизацию, чем значительное снижение годовой инфляции в оставшуюся часть года».

Мало что поменялось в самой логике ЦБ, обозначающей довольно резкий всплеск инфляции с начала 2021 года как результат двух взаимовлияющих процессов. Первый считается «монетарным»: мягкая ДКП ЦБ 2020 года для поддержки экономики в пандемию совпала с более быстрым, чем ожидалось, восстановлением экономики (и мировой, и российской). Пандемия, разумеется, еще не закончилась, но адаптация под эпидемические условия, видимо, проходила много успешнее, чем это принято считать и признавать в промышленности и услугах. Так, для промышленности Банк России приводит расчеты, согласно которым на доковидный уровень она, даже игнорируя ограничения ОПЕК+ в нефтекомплексе, вышла еще в марте. Второй процесс в комплексе обозначается ЦБ как «немонетарные» факторы — изменения норм резервирования и ключевой ставки на них прямо и в среднесрочной перспективе не влияют, хотя считать их полностью независимыми от действия ЦБ невозможно. Это и рост инфляционных ожиданий, и перестройка по итогам эпидемии рынка труда, и мировое повышение цен на продовольствие (по оценке Банка России, они с начала года выросли на 25%), и ряд других факторов, в том числе косвенное влияние ипотечного бума в РФ и вызванного им масштабного роста цен на стройматериалы. Не последнюю роль играют и уже заметные логистические сбои, позже, чем ожидалось, но все же начавшиеся.

Среди «немонетарных» факторов традиционная для российского потребления проблема — сезонность на рынке продуктов растениеводства — в 2021 году почти незаметна. По оценкам ЦБ, пик летнего «доурожайного» подорожания овощей в этом году сильно выше из-за погодных условий, но и уже начавшийся обвал цен на них может быть даже глубже, чем обычно. Однако это, вопреки ожиданиям многих аналитиков, инфляцию не остановит. «Цены на плодоовощную продукцию снизятся сильнее, чем обычно, однако мы не ожидаем большого эффекта от этого на общий рост цен»,— пишут авторы отчета, оценивая его максимум в минус 0,2 п. п. при годовом приросте индекса потребцен в 6,6% на 5 июля.

Ожидания же промышленности по «потолку» цен очень велики. Как следует из расчетов ЦБ, по сопоставимым товарам в промышленной и потребительской инфляции соответствующий индекс промышленных цен — это 12,9% прироста год к году, и это примерно вдвое выше инфляции по сходной розничной ценовой корзине (30% полной корзины индекса цен производителей). Речь не только о том, что производители намерены заставить потребителей компенсировать им по крайней мере часть потерь (или недополученной прибыли) 2020 года. Производители осознают, что населению есть чем платить.

В этих условиях симптоматичны моменты отчета, в которых экономисты Банка России прямо утверждают: нейтральный уровень ставки при такой инфляции заведомо выше, чем нынешние оценки в 5–6%. По сути, отчет в этой части предполагает, что переход к нейтральной или жесткой ДКП в текущих условиях — это уровень ключевой ставки не 6% годовых, а значимо выше (по крайней мере до снижения ожиданий). Цифр экономисты ЦБ благоразумно не приводят, обозначая лишь, что инфляционные ожидания домохозяйств «на несколько процентов выше» 2019 года, хотя на финансовом рынке они заякорены на уровне 4%. Это не означает рекомендации ЦБ повысить ключевую ставку, например, до 8–9% годовых, но явно означает, что у аналитиков ЦБ такое решение совета директоров, прими он его в ближайшие месяцы, никакого несогласия не вызовет.

Дмитрий Бутрин

На что рассчитывают менеджеры по продажам

Данные о расходах и потреблении населения пока надежды промышленности подтверждают. Все первое полугодие 2021 года средние еженедельные траты населения стабильно превышали норму 2018-2020 годов примерно на 10% — и снизились до ее уровня лишь к середине этого года. В России отличные потребительские настроения, высок темп прироста необеспеченных потребкредитов (хотя он и ниже пиковых показателей 2019 года). Депозитная база банков довольно монотонно снижается с 2017 года, а с начала 2021 года снижаются средства физлиц на счетах. ЦБ приводит июньские оценки Сбериндекса: относительно «доковидных» времен примерно на 50% выросли расходы на турагентства, контрактные услуги, парковки и гаражи, российские гостиничные услуги, на 30% — на покупки в универмагах, на 10-15% — на одежду и обувь, компьютеры и автозапчасти. Ускорение роста зарплат к лету 2021 года (в том числе в стройке и секторах, где трудовая миграция ранее ограничивала зарплаты) позволяет потребителям не беспокоиться о будущем вынужденном снижении потребления. Отметим, что ЦБ не упоминает и возможной остановки экономического роста под воздействием повышенной инфляции: видимо, альтернативные факторы считаются более значимыми. А расчеты Банка России «кредитного импульса» (3% ВВП — это показатель абсолютного прироста кредита к валовому внутреннему продукту) показывают, что финансовый рынок вполне вернулся к прекрасному состоянию 2018 года. При этом показатели просрочки по кредитам в экономике заставляют предположить, что для финрынка никакой эпидемии просто не было — на графиках ЦБ по «плохим» кредитам ее увидеть нельзя.

Дмитрий Бутрин

Источник www.kommersant.ru

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.