Что быстрее сработает во взаимоотношениях с Китаем — басня Эзопа или урок Истории?

Автор книги «Не кричи: «Волки!» (на русском издана в 1968-м), канадский биолог Фарли Моуэт выпустил в свет не просто бестселлер, а зоологическую сенсацию. Посланный в тамошние северные тмутаракани изучать взаимоотношения «карибу-волк», он совершил открытие: оказывается, волки имели в виду гоняться за северными оленями, а харчевались преимущественно мышами. А зверей оговорили, блудливо пряча обгрызенные кости за вигвамы, эвенки и инуиты.

Что быстрее сработает во взаимоотношениях с Китаем — басня Эзопа или урок Истории?

85-килограммовый полярный волк и — мышь в качестве регулярного ланча?

Но зарождавшемуся уже тогда, в начале 60-х, западному толерантизму так зашло это фарлимоутовское «мы сделали волка козлом отпущения наших собственных грехов», что все наплевали даже на оценку труда Моуэта его научным руководителем Александром Уильямом Банфилдом. А она такова: «Увлекательная смесь фактов и фантазии».

К чему эта зоология, спросите вы? Не поверите, — к превращению России в сырьевой придаток Китайской Народной Республики.

Тут ведь где, как говорят инуиты, карибу в ягеле порылся? Моуэт (вне контекста хороший парень, воевал во Вторую мировую, был участником встречи на Эльбе) ведь самим названием книги предупредил, что скрутил всем козью морду. Оно, название, перекликается с английским «to cry wolf» (кричать «волк!»), коему в русском соответствует «Волк! Волк!»

Происходящие из одного источника: басни Эзопа о глупом пастушке, дезорирентировавшем односельчан страшилками о волке, который в результате пришел и съел все стадо. Не заинтересовавшись почему-то мышами. Но Моуэт почему-то предложил не «to cry wolf» вообще….

«России часто рассказывают „страшилки“ про сотрудничество с Китаем, однако она видит неагрессивность внешней политики Пекина и его настроенность на поиск компромисса», — так передает один из посылов президента РФ в интервью Такеру Карлсону ТАСС. «Эти страшилки нам хорошо известны, — подчеркнул Владимир Путин. — Внешнеполитическая философия Китая неагрессивная, внешнеполитическая мысль Китая всегда ищет — ищет компромисс, и мы это видим».

Ладно, оставим на совести директора ЦРУ США Уильяма Дж. Бернса заявление, что «российская экономика переживает долгосрочные неудачи, страна избрала судьбу экономического вассала Китая». Враг, что с него возьмешь.

Поворотимся-ка мы к доброму Китаю. В августе прошлого года тамошний государственный (здесь и далее выделено намиРед.) «Картографический сервис стандартных карт» включил в свои новые карты часть территории России. И? По мнению профессора и руководителя Центра азиатско-тихоокеанских исследований ИМЭМО имени Е.М. Примакова РАН Александра Ломанова, это не стоит считать выдвижением территориальных претензий.

Ладно, как говорил лже-царь Иоанн Грозный в известном гайдаевском фильме: «Кемская волость? Ха-ха-ха! Да пусть забирают на здоровье! Я-то думал! Господи». Тем более, что после начала СВО на Украине Китай стал основным внешнеэкономическим партнером РФ. Стратегическим.

По данным китайской таможни (российская свою отчетность засекретила), в прошлом году товарооборот Москва – Пекин установил исторический рекорд, превысив $240 млрд. Экспорт из Поднебесной в РФ – $111 млрд, импорт из России в КНР – $129 млрд.

Для примера, со США у КНР оборот, даже снизившись на 12%, составил $664 млрд — почти в три раза больше. Улавливаете стратегическую разницу? Для России, — смени Пекин внешнеполитический вектор (а что, такого не было в новейшей истории, и на Даманском русские воевали с марсианами?), — это потеря крупнейшего покупателя сырья и поставщика оборудования. А для Китая потеря российского рынка — тьфу.

«Тьфу» имеет точное выражение. В целом доля Китая в российской торговле составила 32%, причем, доля КНР в российском импорте – 41%! Это запредельная величина. Никакая высокоразвитая страна не может себе позволить почти на половину высокотехнологичного импорта зависеть от другой страны, пусть даже трижды дружественной. Без страшилок.

А вот «неагрессивная философия Китая» может спать спокойно: доля России в китайском товарообороте составляет аж 3,9%. Для примера, в таком объеме КНР торгует с Австралией, с которой у Поднебесной отношения сродни российско-американским. Хочешь-не-хочешь, а сама собой напрашивается параллель.

«Россия намерена развивать сотрудничество с Украиной на равноправной основе — как со стратегическим партнером, с которым ее связывает давняя дружба», — цитировала пресса РФ Владимира Путина, приехавшего в Киев подписывать договор о государственной границе с Леонидом Кучмой.

Но вот Кучма ушел, власть на Украине сменилась на отнюдь не стратегическую, на которую в итоге надо было давить. Первый раунд боя — перекрытие газового крана, что «Газпром» и сделал 1 января 2006 года — ровно через 3 года и 27 дней после «давней дружбы и стратегического партнерства».

Возникает вопрос, пока чисто теоретический: может Пекин при изменившихся через пару лет геополитических раскладах проделать точно такой же фокус? И неважно, что кран будет перекрыт не на передачу, а на прием энергоносителя. Куда потом девать миллиарды кубов газа, предлагать его Украине?

Уж помолчим, что в последнем квартале прошлого года Пекин покупал сырье у «Газпрома» за $126/тыс. куб., в то время как у Узбекистана за $180, у Туркменистана за $210, у Мьянмы – за $340. Ах, да, Европа еще в 2022-м покупала российский газ за $1000…

Далее. Перекос в экспорте-импорте. РФ продает КНР (по убыванию, данные за 2023) энергоносители, руды, медь, древесину, дары моря, алюминий, жиры, драгметаллы. Покупает оборудование и механические устройства, наземный транспорт, электромашины и электрооборудование, пластмассы, обувь, инструменты и аппараты, изделия из черных металлов.

Банковско-финансовая сторона медали: три четверти российского-китайской торговли и 25% российского товарооборота с другими партнерами теперь обслуживаются в китайских юанях (даже Индия перешла). Еще в 2020-м ликвидная часть Фонда национального благосостояния состояла из долларов, евро и фунтов, теперь это юани (60%) и безналичное золото (40%). В итоге, Россия — единственная страна в мире, которая использует юань как основную резервную валюту, не являющуюся свободно конвертируемой — курс ежедневно устанавливают китайские власти.

И да, вышеупомянутый перекос – он ведь не только с Китаем. Согласно опубликованному недавно перечню самых ресурсозависимых экономик мира, называемому еще «Рейтингом сырьевых колоний», Россия заняла непочетное третье место, обогнав со своими 74,7% Папуа Новую Гвинею с 73,2%.

Оно, может, да и черт бы с ним — ну, такая уж богатая наша страна, чем богаты, тем и рады. Если б не одно «но». Зависеть от ресурсов — это не беда, а вот зависеть от ресурсов, львиная доля которых (да по демпинговой цене) идет в одну страну, которая предъявляет тебе территориальные претензии (предъявляет, г-н Ломанов, предъявляет!), — это не страшилка.

Это — вслед за Фарли Моуэтом — нежелание крикнуть «Волк! Волк!» Тем, более, — доказано, — питается этот волчара мясом. С кровью.

(«Вдоль стен штабелями лежали солдатики. Прямо один на одном. У кого глаз нет, у кого звезда на лбу вырезана. Щеки порезаны», — это воспоминания Татьяна Решетняк, которая во время бойни на Даманском, работала медсестрой).

Василий Хайруллин

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх